Куда девалась «Чайка» из Подольска?

     Швейная конференция летом 2013 года в Москве ознаименовалась показом новых модификаций швейных машин от ведущих производителей JANOME, BROTHER, ASTRALUX, TOYOTA, SINGER  и т.д  , обсуждением и разработкой новых идей, планов развития направлений швейного дела. Побывал на этой конференции и наш генеральный директор — Юрий Михайлович Соколов. На повестке обсуждения неоднократно всплывали вопросы — почему сейчас не производятся отечественные швейные машины и оверлоки? Что произошло со швейными заводами в Гусь-Хрустальном, в Серпухове, в Подольске? Куда подевались швейные машины «Чайка» и «Подольск»? Говорили много, долго, всплывала различная противоречивая информация, но истины так никто и не сказал. И вот по окончании швейной конференции в Москве, генеральный директор фирмы «МИР ШВЕЙНЫХ МАШИН» решил провести личное расследование — почему в Подольске не выпускают швейные машины и оверлоки? Город Подольск находится совсем недалеко от Москвы, и одного дня для выяснения подробностей будет вполне достаточно, что было и сделано. Приехав по адресу, указанному в инструкции к швейной машинке «Чайка», это и есть место расположения швейного завода в Подольске, Юрий Михайлович так и не понял — а где же Подольский швейный завод? Всё вокруг пестреет от различной рекламы и повсюду разные фирмочки, фирмочки. Ворота вроде те же и адрес соответствует указанному, а швейного завода нет! Охранник на въезде тоже ничего не знает, совсем молодой пацан, но посоветовал зайти в швейный магазин недалеко от проходной — вход с улицы.

Цены на швейные машины и оверлоки в Подольске

Чтож, можно и зайти поприценяться, подумал Юрий Михайлович. В магазине швейных машин были всё те же бытовые швейные машинки от ведущих мировых швейных производителей …….., только ассортимент не очень большой и цены намного выше чем в фирме «МИР ШВЕЙНЫХ МАШИН» в Краснодаре. На вопрос Юрия Михайловича — а где у вас выставлены на продажу отечественные швейные машинки и оверлоки?- продавец заулыбался, но откликнулся швейный мастер, который сидел в углу и чинил старую, видавшую виды «Чайку«:
-Такого в нашем магазине давно нет, производство отечественных швейных машин и оверлоков умерло ещё в конце прошлого века, в «живых» остался только один бывший директор Подольского швейного завода и я, швейный мастер. А вы Юрий Михайлович Соколов, заведующий в фирме «МИР ШВЕЙНЫХ МАШИН» из Краснодара? Получив подтверждение, швейный мастер добавил — нам звонили из Москвы что Вы приедете, мы Вас ждали и у нас для Вас есть сюрприз!
-Сам бывший директор Подольского швейного завода пожелал увидеться с Вами и пообщаться. Кстати сейчас он находится на территории завода, в одном из цехов у него там хранится дачный инвентарь.

Ажиотаж на швейные машины Чайка

Тут в магазин ввалилась шумная толпа из покупателей и все как один начали требовать швейную машину Чайку. Продавец отбивался как мог, но всем позарез была нужна дешовая Чайка!
- Просто сумасшествие какое-то, пожал плечами мастер. Вы, Юрий Михайлович, пройдите вон в тот полуразрушенный цех, директор ждёт Вас там.
- Как же я пройду? Туда без пропуска не пускают, возразил Юрий Михайлович, на что в ответ швейный мастер сказал: все уважаемые люди заходят туда без пропуска, но только через наш магазин и бывший генеральный директор Подольского швейного завода тоже не является исключением…

Подольский швейный механический завод — мертвее не бывает…

Пробираясь сквозь заросли бурьянов, местами обходя неприкрытые глубокие ямы, Юрий Михайлович добрался до старого полуразрушенного здания, над входом в которое еще проглядывала наполовину облезшая надпись - «Подольский машиностроительный завод».Ощущения были не из приятных и было немного страшновато, обстановка примерно такая как сейчас в Чернобыле.

Необычное знакомство с директором ПМЗ

Где то вдалеке за дальним ангаром на кого-то лаяла свора бездомных собак. Внутри здания кто-то гремел пустыми вёдрами и нехорошо ругался. Юрий Михайлович решил — ну все, с меня хватит! И повернул обратно, но пройдя метров 50 его окликнули в спину. Повернувшись, он увидел в дверях цеха пожилого мужчину, приглашавшего вернуться обратно. Как далее оказалось, это и был бывший генеральный директор Подольского механического завода.
Обменявшись рукопожатиям с Юрием Михайловичем, мужчина представился Борисом Евгеньевичем Варюшенковым, бывшим директором Подольского машиностроительного завода и пригласил гостя зайти в «кабинет». На стенах «кабинета» были развешаны рыболовные снасти, В углу стояли лопаты, грабли, на полке пылился старый монитор с разбитым экраном. А в центре находился большой двухтумбовый стол из дубового массива. Вот за этим столом произошла долгая и неторопливая беседа двух директоров

Тревожная ситуация в стране — о швейной промышленности

Директор начал с того, что вся страна превратилась в большой базар, никому ничего не надо, нет национальной идеи, все заняты набиванием собственных карманов, а те кто может изменить ситуацию не заинтересованы в развитии отечественной швейной промышленности и предпочитают получать быстрые деньги — торговля ископаемыми ресурсами (газ, нефть, уголь, металлическая руда и т.д). А между тем, молодёжь это точно не знает, еще 20-25 лет назад, были совсем другие времена. Э-э-эх, как же я этого не ценил тогда… Тогда мы выпускали на нашем заводе бытовые швейные машины Чайка 134, 143, 142, 132… -порядка двадцати разновидностей, с ножным и электроприводом, в переносном и тумбовом вариантах, оверлоки 151-4D и многие другие. Завод приносил хорошую прибыль государству и являлся перспективным. Бытовые швейные машинки, выпущенные в этом цеху, были обязательной принадлежностью любой семьи социалистического строя .Даже сейчас «Чайки» актуальны, верой и правдой служат во множестве домов – надежные, в использовании совсем простые, почти неизнашиваемые. А промышленная швейная техника, которая изготавливались вон в том дальнем ангаре и по сей день используется уголовниками, отбывающими наказание в зонах исправительного режима, для обшивания любимейшой полиции и армии России.
              -В лучшее время своей деятельности, на нашем механическом заводе в городе Подольске выпускалось до полутора миллионов швейных машин для дома марки «Чайка» и примерно пятьдесят тысяч единиц промышленного швейного оборудования. И как ни странно, Юрий Михайлович, страна у нас большая и швейных машинок постоянно не хватало, «Чайки» постоянно были большим дефицитом и наш завод был единственным где выпускались швейные машины, монополистом так сказать… Тут он открыл дверцу от тумбы своего большого стола, достал бутылку коньяка, разлил по стаканам и предложил выпить, что было в этот момент как нельзя кстати. Далее, затянувшись сигаретой из приятно пахнувшего табака, директор продолжил:

История Подольского механического швейного завода

-А теперь, Юрий Михайлович, я Вам хочу рассказать об истории развития нашего завода

История развития моего родного предприятия начиналась с 1900 года. Тогда ещё американцы из компании «Зингер» купили у городской управы несколько гектаров земли земли, построили своё производство и начали выпускать швейные машинки. Уже к 1914 году здесь изготавливалось свыше двух тысяч швейных машин ежедневно. У нас эта информация хорошо отображена в городском Подольском краеведческом музее, но по понедельниками он закрыт и сегодня там выходной. Ну так вот, в нашем местном музее рядом с текстом клятвы медсестёр-акушерок и удостоверением, свидетельствующим что гражданка Козлова Марья является профессиональной повивальной бабкой, красуется большой плакат – на котором пошагово проиллюстрирована интервенция швейных машинок «Zinger» на просторы царской державы: там на швейных машинках от «Зингер» шьют чукчи, латыши , сибиряки, турки и таджики, краковские евреи, греки из Крыма…

Начало изготовления швейных машинок в большевистской России

Разливает по стаканам.
- Советский социалистический исторический период швейного завода в музее не представлен. После Великой Октябрьской Революции в 1918 году механический завод, естественно был приватизирован-национализирован большевиками. И одновременно с этим производство швейных машинок было прекращено. Заводом изготавливались весы, угольная утюжильная техника и сковороды. По прошествии нескольких лет, на заводе решили возобновить производство швейных машин. И бывший директор подольской фабрики «Зингер» — Диксон, являвшийся таковым при царском режиме, в 1928 году обнаружил публикацию в одном из немецких печатных изданий. Ознакомившись с содержанием статьи, известил своего компаньона: «Большевикам наши услуги не нужны совсем – они наладили производство последних деталей». И вот начиная с тысяча девятьсот двадцать восьмого года швейная машинка из Подольска стала нашей, отечественной и состояла из комплектующих, выпускаемых в цеху где мы с вами, Юрий Михайлович, находимся.
Наливает в стаканы.
- Сперва швейные машинки производились очень плохого качества. В заводской газете «Наша правда» доводилось до всеобщего сведения: «Швейная машина есть, а рукав к рубахе пришить не может». Большой спрос на подольские швейные машины был в послевоенное время – но в начале шестидесятых – спрос на прямострочные подольские машины заметно снизился. Так как многих больше не устраивала простота изделия под лейблом «ПМЗ». И вновь наши конструкторы сели на несколько лет за работу, результатом которой было появление на конвейере принципиально новой швейной машины «Чайка»

Почему швейная машина Чайка названа Чайкой?

А почему Чайкой назвали отечественную бытовую швейную машинку? В то время внимание всех целиком и полностью был занято наблюдение за успехами эры космических полетов. СССР самый первый запустил спутник, первого человека в космос, первую женщину-космонавтку. И конечно новая швейная машинка назвалась Чайкой в честь Валентины Терешковой

Да, мне это знакомо, сказал Юрий Михайлович и потянулся за бутылкой, ведь если я не ошибаюсь это в начале шестидесятых в космос полетела первая женщина-космонавт Валентина Терешкова? У неё ещё позывной такой был - «Чайка». - Вы абсолютно правы дорогой! Наша «Чайка» из Подольска радовала домохозяек– эта бытовая швейная машина делала много красивых строчек, имела в оснащении натяжитель верхней нити и это делало качество шитья почти идеальным. В «Чайке» уже были установлены регуляторы длины-ширины стежка клавиша обратного хода.

Популярность швейных машин Чайка

И тут Юрий Михайлович признался:
-Примерно в то же время механическую швейную машинку с ножным приводом купила моя тетя. Сразу пошли в дело закупленные впрок отрезы крепдешина, кримплена и бархатной ткани. Тётя сшила из них модные платья для того времени. Глядя на свою сестру, моя мама тоже купила себе швейную машину «Чайка», но уже ручную и шила на ней всё — от кофточек до сарафанов для себя и нам с братом, потом отдала мне её по наследству. С воспоминаниями о первой швейной машине неотъемлемо связаны мои ассоциации о домашнем покое и уюте.
Пока Юрий Михайлович толкал речь, директор неожиданно обнаружил, что коньяка больше нет! Но тут в коридоре опять загрохотали пустые вёдра, послышалась отборная ругань и на пороге появился швейный мастер из магазина на проходной. В одной руке у него была бутылка водки, а в другой палка сырокопчёной колбасы.
-Извините, я не помешаю?
- А-а-а Витя, ты как раз кстати, заходи — третьим будешь! — сказал директор.
- Да тут вот какое дело Евгений Борисович, меня жена из дома выгнала из-за тех японцев, можно я сегодня здесь переночую? Я тут немножко подшабашил в магазине — Чайку отремонтировал, вот купил на заработанное презентики.

Алкаши из Японии

-Ну тогда садись и наливай, сказал директор.
- А что за японцы? спросил Юрий Михайлович.
- Да пару дней назад приезжали тут двое, из Японии, говорили о своём желании арендовать здесь землю и наладить выпуск своих швейных машинок с мудрёным названием Яном, или Яноме кажется…
- Джаноме, поправил мастер.
- Ну да, Яноме, подтвердил директор. А звали одного Хачиро Нахебе ( Hachiro Makabe ), а другого Массаши ( Masashi Kawashima ), ну как то так, странные имена — не матюк и не имя вроде. Так вот они сперва на умняке, о планах развития, темпах роста, а потом как налегли на мой коньяк — оказалось алкаши ещё те. Такие маленькие, а пьют ненасытно.

Камасутра по Подольски, японская псевдокультура

Тот что главный, Хачиро, всё вокруг этого стола на коленках ползал, всё говорил что у них без стола обедают, сидя на полу.
Он еще хотел гейшу заказать по телефону и устроить чайную церемонию! А я ему: гейш у нас нет, есть только проститутки. Это совсем не то что у них в Японии. В общем чай ему Витя-мастер вскипятил. А напилися они вдрызг, винно-водочный магазин тогда на них свой план сделал. Два дня они пили, говорили то на японском, то на русском, но мне было и так всё понятно — хронические алкоголики и с такими бизнес не сваришь. Мы им потом такси в аэропорт вызывали, вместе с водителем еле до машины дотащили. Если их полиция в аэропорте не повязала, то наверно уже у себя в Японии, дальше пьют. А вы, Юрий Михайлович, их случайно не знаете?
- Да было дело, приходилось по работе, признался Юрий Михайлович.
Тут все дружно рассмеялись и взяли в руки наполненные на четверть стаканы.
- За первую женщину-космонавта, за Чайку, нашу Чайку. Ура!- произнёс тост директор. Эти три по 50 граммов были выпиты с особым удовольствием…

История Подольского швейного завода продолжается

Закусив сырокопчёной нарезкой, директор продолжил:
-Ну а с августа 1973 на нашем конвейере была выпушена миллионная швейная машина «Чайка». Тогда все жили бедно, в ателье мод одевались только единицы. Люди в основном перешивали и ремонтировали вещи бывшие в употреблении. Само производство швейных машинок тогда было взято под особый государственный контроль, как дело одной из наипервейших надобностей и планирование производства швейных машин утверждалось на собраниях у председателя Советского министерства СССР — товарища Косыгина.
-Сам я директором сразу не стал, но шёл к этому долго — поначалу был электромонтером, а уже потом вырос до коммерческого директора. На этом заводе работала почти вся моя родня и мой отец в том числе — слесарем он был. Я тут как то посчитал на досуге по данным отдела кадров: суммарный, совместный стаж всей моей родни, работавшей на Подольском машиностроительном заводе, составляет около 400 лет. А это значит, что каждый отдал родному предприятию почти и более 20 лет своей жизни — всего их было 19 человек.
Тут директор подмигнул швейному мастеру:
-Витя, наливай.
Мастер спохватился и торопливо начал разливать в стаканы.
-Я пока пропущу, сказал Юрий Михайлович.
- Хорошо, нам больше будет, отметил директор.

Неизбежный крах Подольского механического швейного завода

-А далее, с началом 90-х история нашего производства повторила судьбу тысяч других историй. Уже с 1991 года на нашем конвейере было выпушено 1.750 тысяч бытовых швейных машин. А дальше все пошло на спад в геометрической прогрессии. В Россию хлынули тысячи-тысяч китайских, немецких и японских швейных машин и оверлоков. Они выбили продукцию нашего машиностроительного завода с Российского рынка.

Ну кому пришло в голову назвать Чайку Зингером !!?

Спохватившись, завод начал акционироваться и даже была сменена вывеска с «ПМЗ» на ОАО «Зингер». Была начата сборка бытовых швейных машинок «Зингер», но на чужой славе далеко не уедешь. На заводе по-прежнему выпускались те же самые «Чайки», но уже с названием «Зингер». Вот только покупатели уже искали настоящий, немецкий «Зингер» — не подольский и не китайский. В судорожной попытке спасти завод была срочно разработана швейная машинка для армии , которую можно использовать в полевых условиях с возможностью установки за считаные минуты. Но вояки не оценили нашего изобретения и модель не получила широкого развития. Было уже поздно что-либо предпринимать и момент упустили…

-Сейчас от нашего завода осталось несколько полуразрушенных цехов, а те что ближе в выходу и поцелее — арендуются 170-ю фирмочками. Те кто в них работает, не имеют к производству швейных машин никакого отношения. Заправляет территориями бывшего «ПМЗ» промышленный холдинг — он здесь всему голова. У них даже собаки особенно злее, чем везде. Сейчас там занимаются вопросами аренды территорий, и там же располагается заводской музей. Изредка в музее встречаются наши ветераны труда. А на самой проходной завода разместился магазин, где продают швейные машины, но на витрине – только швейные машинки импортного производства.

Стариковские слёзы

- Э-э-х, старый я уже для этого всего, мне бы лет 40 скинуть, вот тот тогда я бы развернулся. Да видно никому это уже не нужно… Обидно мне: китайцев выручаем, вьетнамцев, тайваньцев, японцев.., всех кому не лень с нас деньги снимать. За наш завод обидно, за нашу нацию и державу обидно, за Россию…  Тут директор прослезился.

Далее воцарилась гробовая тишина. Юрий Михайлович понял, что всё, что можно узнать о судьбе швейных машин «Чайка» уже обстоятельно рассказано Борисом Евгеньевичем и решил сменить тему. Поговорили о волнениях в Египте, будет ли война в Сирии, или нет, а закончили спортивной тематикой: на Тамани в дубовых бочках крепчает особый марочный «Олимпийский коньяк», реализация которого начнётся с января 2014 года.

Неожиданный финал,меня одурачили?

В тот же день ближе к полуночи, по дороге домой в самолёте, Юрий Михайлович слушал радио через наушники. В блоке новостей сообщали, что сегодня награждали Бориса Евгеньевича Варюшенкова, директора Подольского механического завода за особые заслуги перед Отечеством. Стоп! А с кем же я тогда проговорил весь день, если его награждали? Откуда он так хорошо знает историю Подольского швейного завода и биографию настоящего директора? Документов своих он мне не показывал… Рука Юрия Михайловича невольно потянулась проверить бумажник: — на месте. Но тот пожилой человек очень много ссылался на краеведческий и местный заводской музеи. Может он просто ночной сторож в музее? Ладно, пусть это будет на его совести, но ведь он только правду рассказывал, не врал — старый чёрт!

Понегодовав ещё немного, Юрий Михайлович решил для себя : займусь-ка я своими «оленями»

 

Рассказать друзьям :

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий

ПРОМЫШЛЕННЫЕ
ШВЕЙНЫЕ
МАШИНЫ:

 

 

пряжа в ассортименте

НОЖНИЦЫ, большой выбор